top of page

Статья на тему «Хорошее общество. По каким правилам мы живем, и по каким хотим жить».


Первоначально статья писалась на конкурс InLiberty в 2019 году, но сейчас выкладывается в открытый доступ, с правом на публикацию NRW Freies Russland.

Что такое хорошее общество, и какое общество можно назвать хорошим? Очевидно, что для религиозного фундаменталиста это будет что-то одно, для марксиста совершенно иное. Вряд ли можно однозначно сказать какое общество может считаться хорошим. Существует огромное множество политических теорий, имеющих свое представление об идеальном обществе, и предлагающих свои рецепты и методы их построения. Нет смысла говорить о том, что эти взгляды могут кардинально отличаться и противоречить друг другу. Более того, как наглядно показала нам мировая история, и особенно история ХХ века, бесчисленные попытки построить хорошее, справедливое общество почти всегда приводили к печальным последствиям. Как правило, они сопровождались установлением диктатур, ограничением свобод, милитаризацией общества, снижением уровня жизни. Нередко они приводили к страшным последствиям: массовому голоду, гражданским и мировым войнам, насильственным депортациям, геноцидам населения.

Это не значит, что любые попытки строительства справедливого общества неизбежно обречены на провал, и мы не обязательно должны отбрасывать такие попытки в дальнейшем. Но существует богатейшая история таких экспериментов, и наша задача изучив этот опыт и сделать для себя ряд соответствующих выводов. Во-первых, вряд ли возможно учесть интересы всех людей и групп и действительно создать такое общество, которое понравилось бы абсолютно всем. Во-вторых, как правило, невозможно загнать людей в такое общество железной рукой или хотя бы надолго удержать их в нем. В третьих, революционные и насильственные методы, обычно, не лучшие инструменты реформирования общества и несут за собой массу издержек. Даже если мы очень хорошо постараемся, создадим безупречную, последовательную, политическую доктрину, и сделаем все идеально правильно, практически всегда найдется хотя бы один человек, кто выйдет и заявит о своем несогласии.

Когда мы рассматриваем вопрос построения хорошего общества, мы не только сталкиваемся с трудностью определения этого понятия, но, так же обнаруживаем, что, как правило, не можем оставаться вне какой-либо идеологической или интеллектуальной традиции, или, по крайней мере, не соприкасаться с таковой. Вряд ли можно построить полностью беспристрастное не ангажированное рассуждение, но, наверное, этого не избежать.

Так каким могло бы быть хорошее общество? Возможно, таким обществом можно было бы назвать общество, устройство которого выбрали сами его члены. Желательно, чтобы к минимуму сводились беззаконие, безнаказанность, насилие, принуждение. Чтобы каждый член общества имел возможность свободно распоряжаться своей жизнью, заниматься тем, чем он хотел бы заниматься (в частности политической борьбой), вступать в добровольные контрактные отношения и выходить из них, защищать себя и свою собственность.

Но решать, как именно жить и при каком устройстве, наверное, должны сами члены общества. Я допускаю, что может существовать ситуация, при которой будет присутствовать конкуренция правительств, и люди сами смогут выбрать то, которое им по душе. Мы не можем вывести идеальный свод законов, подходящий для всех, но можем наметить ряд базовых правил, или принципов, на основе которых, в том числе, могли бы выводиться законодательства, которые были бы для избравших их людей наиболее им подходящими. Правил или принципов, в рамках которых могло бы быть комфортно действовать абсолютному большинству, но в то же время оставалась бы возможность выбора собственных юрисдикций. Правил или принципов, которые могли бы быть приняты по умолчанию, можно сказать в качестве рекомендуемых к использованию минимальных настроек, но с наличием возможности самостоятельного выбора опций для опытных пользователей. Правил и принципов, из которых можно было бы выводить все остальное законодательство «под ключ». Браться за такую задачу довольно трудно, но, можно, по крайней мере, попробовать. Мы вряд ли придумаем что-то новое, того, о чем бы до нас уже не говорили. Мы попытаемся привести в пример 10 таких правил, которые могли бы стать если не основой хорошего общества, то может основой создания хороших обществ.


1. Принцип самопринадлежности

2. Принцип неинициации насилия

3. Добровольные контрактные отношения

4. Принцип невмешательства

5. Принцип частной собственности

6. Принцип свободы ассоциаций

7. Принцип самозащиты

8. Отсутствие ответственности за преступления без жертв

9. Принцип соразмерности наказания

10. Институт репутации


1. Принцип самопринадлежности.

Мы открываем наш список первым правилом или принципом, которое можно назвать принципом самопринадлежности. В соответствии с ним каждый человек принадлежит только самому себе, а не каким-либо социальным группам вроде класса, нации, семьи или государства, несмотря на то, что ничто не мешает ему осознавать себя членом данных или иных групп. Принцип важен тем, что напрямую упирается в вопрос ответственности за свои действия. Утверждается, что основными акторами в нашей жизни являются сами индивиды и их конкретные действия, а не группы или структуры, соответственно ответственность за свои действия несут только сами индивиды. С одной стороны, это позволяет человеку перестать надеяться на то, что о нем позаботится кто-то кроме него самого, с другой - самостоятельно отвечать за последствия своих решений и действий, не возлагая ответственность ни на кого и не деля ее с кем-то, либо. Признать свободу каждого конкретного лица распоряжаться своим телом, своей жизнью, своей собственностью и плодами своего труда, важно не только потому, что свобода сама по себе нечто ценное, или что это гуманно, но и потому что, становится возможным заменить коллективную ответственность индивидуальной.


2. Принцип неинициации насилия.

Каким бы насилие, как и любая другая ужасная вещь, ни было бы аморальным, оно будет регулярно происходить в условиях, когда выгоды от него будут превосходить издержки. Мы исходим из того, что от добровольного сотрудничества выигрывают все стороны, а значит, в наших силах создать ситуацию, когда издержки от насилия будут значительно превосходить выгоды. Несмотря на то, что насилие в целом нам неприятно и нежелательно, вряд ли стоит отрицать насилие вообще. Например, в ситуации (можно сказать частного) насилия, когда обе стороны готовы применить насильственные методы по отношению друг к другу, вряд ли мы вправе запрещать им это. Наша цель - делегитимизировать любые формы именно одностороннего агрессивного насилия, и, возможно, даже попытаться свести его к минимуму рядом способов. Это и индивидуальная ответственность взамен коллективной, и соразмерность наказания (о которой поговорим позднее), и политика сдерживания. Мы не можем претендовать на попытку полностью избавить мир от насилия, но в наших силах сделать так, чтобы оно просто стало крайне невыгодно атакующей стороне.


3. Добровольные контрактные отношения

Мы живем в обществе, где люди (индивиды) постоянно вступают в различные отношения друг с другом. Отношения эти можно было условно разделить на два вида: добровольные и принудительные. К сожалению, не все отношения, в которые вступают люди можно назвать добровольными. Ценность добровольных отношений обусловлена тем, что состоя в них люди имеют склонность действовать более заинтересованно, открыто, продуктивнее; принудительные же, кроме того, что аморальны по своей сути, крайне неэффективны, снижают мотивацию, убивают инициативу. Мы исходим из того, что принудительные отношения должны уступить место добровольным, а люди имели возможность законно вступать в абсолютно любые отношения друг с другом по взаимному согласию.


4. Принцип права собственности

Собственность – краеугольный камень различных политических теорий и политической философии в целом. Ряд таких теорий, например марксизм, или анархо-коммунизм считают, что частная собственность - главный источник многих проблем, и от нее необходимо решительно отказаться. Возможно, их аргументы кому-то покажутся убедительными, и кто-то действительно захочет от нее отказаться, но это не вовсе не повод лишать такого права всех остальных. Вообще, как показывает нам история, в странах с отсутствием прав частной собственности или их низкой развитостью население в целом беднее, и, наоборот, в странах, где права собственности развиты высоко и хорошо защищены, люди с большей вероятностью имеют шансы достичь материального благополучия. У нас нет задачи насильно привести людей к экономическому благосостоянию, но если часть людей такого развития событий не желают, или видят его по другому, они не должны мешать делать это другим и отнимать у них то, что им не принадлежит.


5. Принцип невмешательства

Если человек обладает свободой на свои действия и принятия решений, волен вступать в добровольные контрактные отношения с другими людьми, и несет за это ответственность, ему не требуется вмешательство третьих лиц в свои дела. Вряд ли кто-то имеет право вторгаться в личную жизнь других, если это не угрожает их свободе и собственности. Нам много что может не нравится в других людях, но другим людям так же может что-то не нравится в нас самих. Потому наша общая задача понять, что главное условие нашей свободы и гарантии невмешательства в нашу жизнь со стороны других является условие нашего аналогичного взаимного признания свободы других и гарантия невмешательства в их жизнь, как бы нам ни хотелось этого сделать.


6. Принцип свободы ассоциаций

Свобода ассоциаций предполагает, что люди могут добровольно вступать в различные общества, группы, ассоциации, а так же свободно выходить из них. Стоит, однако, заметить, что свободы ассоциаций не бывает без свободы не ассоциироваться. С тем же успехом как создать свою группу по интересам или партию или вступить в уже существующую, я имею право избегать любых объединений, в которых не желаю участвовать.


7. Принцип самозащиты

Запрет на агрессивное насилие не подразумевает, что подвергнувшись агрессии, мы не можем использовать насилие в ответ. Напротив, каждый человек должен иметь право на самозащиту и самооборону - в таком случае насилие не будет являться чем-то противозаконным. Другой вопрос о границах самообороны. Можно ли убить человека, если тот решил украсть кошелек? А если решил совершить убийство? Вопрос остается дискуссионным, и вряд ли можно дать однозначный ответ на него, но факт остается фактом: право защиты себя и своей собственности должно оставаться неотъемлемым фундаментальным правом каждого.


8. Отсутствие ответственности за преступления без жертв

Иногда, в процессе отношений между людьми одна сторона наносит ущерб другой, в таком случае возможно некоторое разбирательство и суд. Но существует ряд преступлений, которые предполагают ответственность в случаях, когда ни одного потерпевшего нет. Сюда можно отнести, например, проституцию, азартные игры и употребление нелегальных веществ. Вряд ли можно считать что-то преступлением в случае отсутствия жертв, поэтому вряд ли такие преступления должны продолжать угрожать ответственностью. Можно спорить о том насколько это гуманно или полезно для самого человека, но, любом случае, при отсутствии такой ответственности, не будут страдать те, кто не причинял вреда другим.


9. Принцип соразмерности наказания

Кроме того, что ответственность за преступления должна наступать только при наличии конкретного потерпевшего лица, так же важно установить принцип, в соответствии с которым можно было бы определить какая именно ответственность могла бы считаться справедливой. Существует мнение, что, возможно, наиболее справедливым могло бы считаться соразмерное наказание. Если у меня украли 50 тысяч рублей, мне совершенно не нужно, чтобы преступник, скажем, оказался в тюрьме, или понес иное наказание, не похожее на компенсацию мне ущерба. Мне важно получить обратно свои деньги. Более того, если он вернет 50 тысяч, окажется, что он ничего не потеряет и окажется ровно в такой же ситуации, в которой находился до совершения преступления. Совершить повторное ограбление для него не составит труда, так как в случае успеха он что-то приобретет, а в случае неудачи просто вернет обратно. Для того чтобы отбить желание к повторению, ущерб преступника должен оказаться больше первоначального ущерба. Преступления должны стать экономически невыгодными для преступников, только тогда их количество удастся свести к минимуму.


10. Институт репутации

Разумеется, контрактные отношения между людьми могут представлять некоторую ценность, и защита этих контрактов должна защищаться не меньше чем собственность человека. С самого начала необходимо более бдительно и детально подходить к делу, выбирая партнера и составляя условия взаимодействия. В мире добровольных контрактных отношений выбор партнера в немалой степени будет зависеть от института репутации. Институт репутации – то, что помогает судить о надежности, качественности партнера, тот маркер, на который люди будут обращать внимание в первую очередь. Когда на кону стоит репутация, участник обмена меньше будет прибегать к хитростям, уловкам, низкокачественной работе и т.д., так как именно от репутации будет зависеть, будут ли с ним сотрудничать дальнейшем.




Заключение


В данном эссе я попытался привести ряд правил и принципов, придерживаясь которых хотя бы частично, целый ряд современных обществ уже обеспечивает себе относительную политическую стабильность, высокий уровень жизни, правопорядок, минимизирует шанс возникновения войны. Многие из них носят дискуссионный характер, и, конечно, не являются лучшим вариантом устройства общества, но, по крайней мере, плюсы такого общества наглядно очевидны. Возможно, немного смешно и предсказуемо, что по большей частью, представленный выше вариант напоминает слепок положений либертарианской доктрины, но вряд ли можно отвергать некоторые рецепты отдельных политических теорий, только за их принадлежность к ним. Тем более, если они предлагают нам что-то актуальное в рамках рассматриваемого вопроса.

Несмотря на то, что у нас вроде имеются практически готовые рецепты построения экономически и политически благополучного общества, есть масса людей, для которых то же самое экономическое благополучие или честная демократическая система не будет являться ценностью. Нам может не удастся разубедить марксиста в неэффективности плановой экономики, а фундаменталиста в устаревании шариатской судебной системы. Нет смысла утверждать, что именно то или иное общество должно являться хорошим и единственно правильным. Как писал Ф. Хайек, не имея возможности преследовать общую для всех цель, мы, тем не менее, можем создать условия, при которых заметно повышаются шансы для реализации огромного множества частных целей, суть которых нам может быть неизвестна. Правила, составляющие основу такого общества должны быть значимы не только потому, что являются идеальным рецептом чего-либо или единственно правильными, но и потому что именно такие правила наиболее удобны для жизни в современном обществе и реализации множества локальных целей.

Мы не обязательно должны иметь собственное четкое представление о хорошем обществе, да и вряд ли мы можем браться за сложную и ответственную задачу его построения. Но, возможно, мы могли бы, придерживаясь некоторых правил и принципов, создать условия, при которых, люди, которые, по их мнению, знают что это такое (хорошее общество) и готовы действовать, могли бы попробовать воплотить свои идеи в жизнь. Добровольно, не мешая другим, на свой страх и риск. Желательно, чтобы все было без крайностей, а процесс был обратим, если что-то пойдет не так.




Автор эссе – Панов Валерий Сергеевич

Факультет политологии СПбГУ

v.velitkevich@gmail.com

4 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все
bottom of page